Петродворец (Петергоф)

Петергоф

Страница: 12345
Петергоф
Одновременно с созданием дворцово-паркового комплекса строился и город Петергоф. Доставленные сюда из центральных областей мастеровые люди селились западнее Нижнего парка, недалеко от бывшего «попутного дворца» Петра I. Так возникла Большая слобода – самая древняя часть города. Она не сохранилась до наших дней: здания были разрушены и сожжены фашистами во время минувшей войны. Вблизи Петергофа закладывались кирпичные и черепичные заводы, лесопильни. Здесь находился также казенный гончарный двор, на котором из глины делали посуду, трубы, садовые горшки, цветной кирпич, кафли, которые не уступали голландским. 
Стены и печи, облицованные кафлями Стрельнинского гончарного завода, можно еще и сейчас видеть в дворцах-музеях – «Монплезире» (Петродворец), в Летнем доме Петра I в Ленинграде. Одному из предприятий, возникшему в те годы в Петергофе, было предопределено большое будущее. 21 октября 1721 года Петр I указал: «…построить в Питергофе мельницу, в которой пиловать камень мраморный и алебастр и другой всякий мягкий камень&hellip» 
Менее чем через два года шлифовальная мельница уже работала. Так было положено начало знаменитой Петергофской гранильной фабрике – крупнейшему в России казенному предприятию по художественной и технической обработке камня. Мраморные плиты, изготовленные на фабрике, использовались для отделки лестниц, полов, каскадов. Начиная с 30-х годов XVIII столетия на фабрике не только распиливали мрамор, но и гранили алмазы, делали украшения, чаши, вазы, набирали флорентийскую мозаику. 
Ее изделия можно видеть и ныне в музеях нашей страны. После Великой Октябрьской социалистической революции Петергофская гранильная фабрика была переоборудована в завод точных технических камней. Хотя основное внимание Петра занимал Петергоф, интенсивное строительство парков и дворца велось также в Стрельне. Однако замысел о создании здесь «русской Версалии» Петр не успел осуществить. 
Стрельне не суждено было стать парадной резиденцией русских царей. Они останавливались тут лишь на несколько часов по пути в Петергоф. Стрельна превратилась в придворную мызу, снабжавшую царский стол овощами и фруктами, а в глубоких сухих подвалах дворца хранились дорогие вина. Стрельнинские плодовые сады на протяжении всего XVIII века считались образцовыми в России. Уход за ними был поручен искусным садовым мастерам, среди которых известны А. Борисов и А. Маклаков. 
Стрельнинская садовая школа славилась своими умелыми учениками. Кстати сказать, в садах Стрельны впервые начали культивировать завезенные из Западной Европы «земляные яблоки» – картофель, получивший позже повсеместное распространение в России. Кроме царского дворца в Стрельне были построены приморские дачи царевны Екатерины Иоанновны и царицы Прасковьи Федоровны, сподвижников Петра – А. Кикина, князя А. Меншикова, лейб-медика Л. Блюментроста, которому мы обязаны открытием минеральных источников в Полюстрове. 
Строители первых загородных домов и мыз удачно использовали необычный рельеф побережья: на высокой береговой террасе, резко обрывающейся в сторону залива, возводились дворцы (каменные и деревянные), а болотистая местность между обрывом и заливом осушалась, и на ней закладывали парки в регулярном стиле и плодовые сады. Из приморских усадеб, заложенных в первой четверти XVIII века, до наших дней сохранились лишь те, которые принадлежали царю в Петергофе и Стрельне и князю Меншикову в Ораниенбауме. Остальные с течением времени переходили от одного владельца к другому, меняли свои границы, дворцы перестраивались или совсем уничтожались. Так исчезла мыза Кикина, дача «Фаворит» А. Меншикова, «Ивановский дом» царицы Прасковьи Федоровны. 
Разработчик:Территория SlavSSoft