Петродворец (Петергоф)

Ансамбль колонистского парка

Страница: 12
Ансамбль колонистского парка
Южнее Верхнего сада, в центре Петродворца, раскинулся так называемый Колонистский парк. Его площадь около 30 гектаров. Местность, на которой расположен парк с прудом и небольшими островками, до 1837 года носила название «Охотного болота». Здесь, в кустарниках и камышах, водилась пернатая дичь. На краю возвышенного мыса, против Верхнего сада, был поставлен деревянный охотничий павильон. Охота разрешалась только придворным. В 1748 году Петергофской конторе было специальным указом предписано: «накрепко смотреть, чтоб никто в помянутой болоте рыбу не ловил и по птицам отнюдь ни в какое время не стрелял под опасением наижесточайшего наказания». 
По двум каналам вода из болота поступала в нижележащий Красный пруд. В 1837 году «Охотное болото» решено было осушить под вновь закладываемый парк, а остальную часть очистит и превратить в проточный пруд. Водоросли и ил были вынуты вплоть «до материка, дабы впредь не скоро могли прорасти». На возвышениях сделали два островка. Образовался живописный водоем с низкими извилистыми берегами. 
Вокруг него проложили щебеночную «прогульную» дорогу, а по берегам высадили ивы. Прилегающие земли засеяли многолетними травами. С юга парк граничил с домами колонии немцев, пере селенных сюда из Вюртемберга. Это и объясняет его название – Колонистский. В 1845 году пруд, впоследствии названный Ольгиным (по имени дочери Николая I), был значительно расширен, его площадь достигла 16 гектаров. Он стал источником питьевой воды для местных жителей. 
С южной стороны Ольгиного пруда было сделано маленькое искусственное озеро с островком. Вблизи насыпали возвышенность, на вершине которой установили бронзовую скульптурную группу П. Ставассера «Сатир и Нимфа». Фигуры были окрашены в черный цвет, и сатир походил на сказочного черта. Поэтому возвышенность прозвали «Чертовой горкой». Композиционным центром Колонистского парка стали два небольших острова: один из них Николай I подарил своей жене, другой – дочери Ольге. 
Они так и назывались – Царицын и Ольгин. На Царицыном острове в 1842— 1844 годах А. Штакеншнейдер возвел дворцовый павильон в стиле римских вилл I века нашей эры. Прямо из воды беломраморная лестница вела на террасу, окаймленную ажурным чугунным парапетом. Фасад павильона был украшен легкой колоннадой. К нему примыкала беседка на каменных столбах, густо увитая плющом, и трехэтажная башня. Внутреннее убранство павильона отличалось особой роскошью и изысканностью. 
Архитектурная отделка комнат сохраняла древнеримский стиль. В середине главного зала находился прямоугольный бассейн с фонтанами, а открытый застекленный потолок поддерживался четырьмя колоннами. Пол в столовой был сделан из подлинной помпейской мозаики, присланной из Италии. Бордюр пола изготовили мастера Петергофской гранильной фабрики из мрамора и порфира. Но главным сокровищем Царицыного павильона и острова являлись статуи. 
По словам очевидцев, здесь был настоящий музей скульптуры, где находились копии лучших произведений античной пластики и оригиналы более поздних мастеров. На острове действовали два оригинальных фонтана – «Орел» и «Нарцисс». Фонтан «Орел» представлял обвитую плющом полукруглую мраморную скамейку. В средней ее части, на спинке, была укреплена бронзовая скульптурная группа, изображавшая орла с распростертыми крыльями, державшего в когтях змею. Из пасти змеи в мраморную чашу стекала струя воды. Группу «Орел» отлили по модели скульптора Маркизини. 
Разработчик:Территория SlavSSoft